reich_erwacht (reich_erwacht) wrote,
reich_erwacht
reich_erwacht

Categories:

Немецкие солдаты во Второй Мировой: почему они были лучшими и почему они проиграли.

Немецкие солдаты Второй Мировой Войны часто изображались, как во время войны, так и в течение следующих десятилетий как туповатые, жестокие и лишенные воображения. В голливудских фильмах и популярных американских телешоу самоуверенные, талантливые и крутые американские G.I. уже много лет противопоставляются тупым, циничным и жестоким немцам.

"Пропаганда является неизбежным ингредиентом современных конфликтов", - отметил британский журналист и историк Макс Гастингс. "Во время Второй Мировой Войны считалось необходимостью, чтобы народы Союзников убедились в качественном превосходстве своих бойцов над противником. Один [американский] пехотинец или один [британец] томми стоил трех тупоголовых фрицев. Роботы Гитлера никогда не могли сравниться с воображением и инициативой союзных солдат на поле боя ..."Известные военные американские кинофильмы изображали немецких солдат тупыми. Гастингс отмечает, что в течение десятилетий после войны "дух военного нарциссизма, подпитываемый такими фильмами, как "Самый длинный день" (про высадку в Нормандии), "Мост слишком далеко" (сражение в Голландии) и "Битва в Арденнах", увековечили мифические образы союзных и немецких армий."[1]

В соответствии с превалирующим пропагандистским образом врага, британский премьер-министр пренебрежительно относился к немецким солдатам и офицерам. В 1941 в радиообращении Уинстон Черчилль говорил о "нацистской военной машине, с ее грохотом, щегольскими прусскими офицерами ... [и] тупыми, натренированными, покорными, жестокими массами гуннских солдат, усердными как рой саранчи."[2]

Как и многое другое, что было рассказано общественности о Второй Мировой войне, этот унизительный образ не имеет отношения к реальности. Специалисты военной истории, которые изучали этот вопрос пришли к выводу, что солдаты Вооруженных Сил Германии - Вермахта - сочетали непревзойденные способности и находчивость на протяжении почти шести лет конфликта.

Тревор Дюпюи, известный американский военный аналитик, полковник армии США, автор многочисленных книг и статей, изучал эффективность солдат Второй Мировой Войны. "В среднем", - заключил он, "100 немецких солдат были эквивалентом 120 американских, британских или французских солдат, или 200 советских солдат". Дюпюи писал, что: "немецкая пехота неизменно наносила потери на 50 % больше, чем противостоящие им английские и американские войска при любых обстоятельствах [выделено в оригинале]. Эти пропорции соблюдались и при атаке и при обороне, и когда у них было численное превосходство и когда, как это обычно происходило, они были в меньшинстве, когда они имели превосходство в воздухе, и когда его не было, когда они выигрывали и когда проигрывали."[3]

Другие авторитетные военные историки, такие как Мартин Ван Кревельд и Джон Киган дали сопоставимые оценки. Макс Бут делает аналогичный вывод в своем детальном исследовании, "War Made New". "Лицом к лицу", - пишет военный историк, - Вермахт был, вероятно, самой грозной боевой силой в мире, по крайней мере, до 1943 года, если не позднее. Немецкие солдаты были известны тем, что проявляли больше инициативы, чем солдаты демократических Франции, Великобритании и Соединенных Штатов.[4]

Другой ученый Бен Х. Шепард, автор нескольких книг и преподаватель истории в университете Глазго в Шотландии в своей недавней детальной работе, "Hitler’s Soldiers: The German Army in the Third Reich" , развенчивает миф о немецких военных, бывших якобы послушными зомби."На самом деле, Вермахт поощрял такие качества, как гибкость, дерзость и самостоятельность", и "нацистская идеология придавала большое значение таким качествам, как мужество, выносливость, находчивость, сила характера, а также товарищество." Шепард также пишет, что "немецкая армия была превосходно организована. На всех уровнях немецкая армия была более эффективно организована, чем все противостоящие ей армии..."[5]

Характеризуя кампанию 1940 года во Франции, Шепард пишет:"... Именно собственная сила немцев позволила им так эффектно восторжествовать. Среди прочего, они извлекли выгоду из своего творческого и смелого оперативного плана. На всех уровнях немцы обладали такими качествами как смелость и приспособляемость, а также обладали способностью реагировать на быстро меняющуюся ситуацию на поле боя ... Качества немецкого солдата, а также способность командиров всех уровней мыслить и действовать независимо и эффективно, действительно были ключом к немецкой победе ..." [6]

"Даже после того, как ход войны изменился", - пишет он, "немецкие войска сражались хорошо." "Немецкая армия добилась своего первоначального успеха благодаря высокому уровню подготовки, сплоченности и моральному духу своих войск, а также благодаря отличной координации с Люфтваффе [ВВС] ... В Нормандской кампании [июнь-июль 1944 года] многое из качественного превосходства немецкого солдата сохранилось. Исчерпывающий анализ [немецких] войск в Нормандии дает вывод о том, что, при прочих равных условиях, 100 немецких солдат выигрывают бой у 150 солдат союзников.” [7]

"В результате всего этого, - говорит Шепард, - немецкие армейские подразделения проявили большую выдержку в обороне [то есть, в последние годы войны]. Они также проявили большую находчивость и гибкость ... Начиная с 1943 года, немецкая армия проводила боевые действия с беспрецедентным упорством, против все более грозной Красной Армии на Востоке, а также против коалиции западных союзников, которая все больше снабжалась экономической и военной мощью Соединенных Штатов."[8]
Макс Гастингс в своем исследовании "Overlord", посвященному высадке союзников в 1944 году на севере Франции, и последующей за ней кампанией, пишет:[9]

"Союзники в Нормандии столкнулись с лучшей армией этой войны, одной из величайших, какую когда-либо видел мир ... Огромное значение имело качество оружия немцев – прежде всего танков. Их тактика была виртуозной ... Их младшие командиры было намного лучше, чем у американцев, а возможно также и у британцев ... На протяжении Второй Мировой Войны, где бы британские или американские войска ни встречали немцев в более менее равных условиях, немцы одерживали победу. Они обладали исторической репутацией грозных солдат. При Гитлере их армия достигла расцвета."

Кроме того, Гастингс указывает, что немцы воевали техникой и оружием, которые обычно были лучше, чем у их противников. "Качество оружия и танков, даже в 1944 году, существенно обгоняло образцы союзников в каждом виде вооружения, кроме артиллерии и транспорта", - пишет он. Даже в последние годы войны "немецкие пулеметы, минометы, противотанковое оружие и бронетранспортеры превосходили британские и американские. Прежде всего, Германия обладала лучшими танками." [10]

"На протяжении всей войны показатели немецких солдат оставались непревзойденными... Американцы, как и англичане, никогда не соответствовали необычайному профессионализму немецкого солдата", - пишет Гастингс. "... немецкие солдаты обладали сверхъестественной способностью превращаться из мясников и банковских клерков в настоящих тактиков. Одним из самых абсурдных пропагандистских клише был образ нацистского солдата как тупоголового исполнителя. На самом деле, немецкий солдат почти всегда проявлял гораздо большую гибкость на поле боя, чем его союзный коллега ... непреложной истиной является то, что Вермахт Гитлера был выдающейся боевой силой Второй Мировой Войны, одной из величайших в истории." [11]

После войны Уинстон Черчилль дал более правдивый комментарий, чем в 1941 году. В своих мемуарах он сравнил действия британских и немецких войск в норвежской кампании апреля-июня 1940 года - впервые, когда солдаты этих двух наций столкнулись друг с другом в бою.

"Превосходство немцев в планировании, управлении и энергичности было вполне обыкновенным", - писал Черчилль. "В Нарвике смешанные немецкие подразделения численностью едва ли шесть тысяч сил удерживали бухту в течение шести недель от двадцати тысяч союзных войск, и, хотя те их выгнали из города, чуть позже немцы увидели, как они [союзники] эвакуируются ... Через семь дней немцы пересекли дорогу от Намсуса до Мушёэна, которую британцы и французы объявили непроходимой ... Мы, которые обладали морским превосходством и могли высадиться куда угодно на незащищенное побережье, были выведены из игры противником, который перемещался по суше на очень большие расстояния с серьезными препятствиями. В этой норвежской кампании некоторые из наших элитных войск, шотландцы и ирландская гвардия, были сбиты с толку энергией, предприимчивостью и подготовкой гитлеровской молодежи." [12]

Высшие британские военные деятели были также поражены мастерством, упорством и дерзостью своих противников. "К сожалению, мы сражаемся с лучшими солдатами в мире - какие парни!",- писал генерал-лейтенант сэр Гарольд Александр, командующий 15-й армейской группой в Италии, в отчете от марта 1944 года в Лондоне. Один из лучших офицеров штаба генерала Монтгомери, бригадный генерал Фрэнк Ричардсон, позже сказал о немецких солдатах: "я часто задавался вопросом, как мы их когда-либо побеждали." [13]

Аналогичные взгляды разделяли и другие участники с обеих сторон конфликта. Итальянский лейтенант артиллерии Эудженио Конти, который принимал участие вместе с подразделениями других европейских наций в ожесточенных боях на Восточном фронте зимой 1942-43 годов, позже вспоминал: "я ... спрашивал себя. .. что бы с нами стало без немцев. Я неохотно вынужден был признать, что в одиночку мы, итальянцы, оказались бы в руках врага... Я... благодарил небеса, что они были с нами там в колонне... Без тени сомнения, как солдатам им нет равных. [14] Офицер армии США, воевавший в Бельгии в конце 1944 года, лейтенант Тони Муди, позже рассказал о том, как он и другие американские G.I. характеризовали своих противников: "мы чувствовали, что немцы были намного лучше подготовлены, лучше оснащены, и были лучшей боевой машиной, чем мы." [15]

Даже в последние недели войны, когда перспективы действительно были мрачными, гитлеровцы продолжали сражаться с удивительной силой - как признавалось в докладе советской разведки от марта 1945 года: "большинство немецких солдат осознали безнадежность ситуации после того, как наступил январь, хотя некоторые все еще выражают веру в немецкую победу. Тем не менее, нет никаких признаков краха морального состояния противника. Они все еще борются с упрямой настойчивостью и несгибаемой дисциплиной." [16]

Милован Джилас был важной фигурой в партизанской армии Тито, а после войны служил на высоких постах в Югославии. Оглядываясь назад, он вспоминал о стойкости и мастерстве немецких солдат, которые медленно отступали из трудных горных районов в самых сложных условиях: "немецкая армия оставила след героизма ... Голодные и полуобнаженные, они расчищали горные оползни, штурмовали скалистые вершины, прорубали обходы. Самолеты союзников использовали их как медленно движущиеся мишени. ...В конце концов они прошли, оставив память о своей воинской доблести." [17]

Какой бы великолепной не была бы подготовка, преданность и находчивость бойцов Германии, и каким бы высоким не было качество их танков, пулеметов и другой техники, этого было недостаточно, чтобы компенсировать большое количественное превосходство их противников.

Несмотря на ограниченные ресурсы, и особенно, постоянный дефицит нефти, а также другие серьезные проблемы, немецкая нация и ее лидеры проявили исключительную организационную способность, изобретательность и приспособляемость в 1942, 1943 и 1944 годах в использовании имеющихся людских и материальных ресурсов для резкого увеличения производства высококачественного оружия и техники. Но в тот же период Советский Союз и Соединенные Штаты использовали свои гораздо более богатые природные ресурсы и кадровые резервы, чтобы получить гораздо большее количество оружия, кораблей, бомбардировщиков, истребителей, танков и артиллерии.

Прежде всего, у крупных союзных держав было гораздо больше людей, которых можно было отправить на войну, и еще больше людей, которых можно было использовать у себя дома в тылу, чтобы обеспечить всем необходимым свои войска. Именно численное превосходство стало в конечном счете решающим. Вторая мировая война в Европе была победой количества над качеством.

Несмотря на то, что их страна пережила еще более сокрушительные лишения, разрушения и страдания, по мере того, как их города все больше разрушались, немецкие солдаты на фронте, которых поддерживал дома их народ, проявили огромную самоотверженность, дисциплину и находчивость, демонстративно выдерживая количественно превосходящие силы огромных вражеских держав.

Этот момент был подчеркнут в последнем мрачном коммюнике немецких вооруженных сил, изданном 9 мая 1945 года: [18] "Немецкий вермахт, в конце концов, с честью подчинился намного превосходящим его силам противника. Немецкие солдаты, верные данной клятве, служили своему народу и навсегда останутся в памяти соотечественников. До последнего момента родина всеми силами, в тяжелейших условиях поддерживала их. История вынесет позже свой справедливый и беспристрастный приговор и по достоинству оценит неповторимые заслуги фронта и населения страны. Противник тоже не сможет не оценить подвиги и жертвы немецких солдат на суше, на море и в воздухе."

Список литературы:

[1]. Max Hastings, "Their Wehrmacht Was Better Than Our Army," The Washington Post, May 5, 1985. В популярном еженедельном американском телешоу "Combat!" (1962-1967), небольшое подразделение американских солдат, развернутых во Франции в 1944 году, рутинно и легко убивало большие группы немецких войск. В каждом эпизоде популярного ситкома американского телевидения "Hogan’s Heroes" (1965-1971) немцы, и особенно немецкие военные, изображались робкими, глупыми и трусливыми, в то время как солдаты союзников, особенно американцы, всегда были умными, находчивыми и креативными.
[2]. Churchill radio address of June 22, 1941. Quoted in: Winston Churchill, The Second World War, volume 3/ “The Grand Alliance” (Boston: Houghton Mifflin, 1950), p. 371.
[3]. Эта оценка Тревора Дюпюи впервые появилась в книге "A Genius for War: The German Army and the General Staff", 1807-1945 (1977), pp. 253-254. Обновленный вывод его работы на эту тему в: Trevor N. Dupuy, David L. Bongard and R. C. Anderson, Jr., Hitler’s Last Gamble (1994), Appendix H (pages 498-501). This quotation of Dupuy is given in: Max Hastings, Overlord: D-Day and the Battle for Normandy (New York: 1984), pp. 184, 326 (n. 30); John Mosier, Deathride: Hitler vs. Stalin, 1941- 1945 (Simon & Schuster, 2010), pp. 443-444 (note 48);
[4]. Max Boot, War Made New (New York: 2006), p. 462. See also pp. 238, 553.
[5]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers: The German Army in the Third Reich (Yale University Press, 2016), pp. 524, 87, 396, 525.
[6]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers (2016), pp. 87, xi.
[7]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers (2016), pp. 87, 437.
[8]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers (2016), pp. 533, xiii.
[9]. Max Hastings, Overlord: D-Day and the Battle for Normandy (New York: 1984), p. 24, 315-316.
[10]. M. Hastings, Overlord (1984), p. 24; M. Hastings, “Their Wehrmacht Was Better Than Our Army,” The Washington Post, May 5, 1985.
[11]. M. Hastings, “Their Wehrmacht Was Better Than Our Army,” The Washington Post, May 5, 1985.
[12]. Winston Churchill, The Second World War, volume 1/“The Gathering Storm” (Boston: 1948), pp. 582-583.
[13]. Max Hastings, Inferno: The World at War, 1939-1945 (NewYork: 2012 ), pp. 512, 520.
[14]. M. Hastings, Inferno (2012), p. 312. Source cited: Eugenio Conti, Few Returned: 28 Days on the Russian Front, Winter 1942-1945 (1997), p. 138.
[15]. M. Hastings, Inferno (2012), p. 572.
[16]. M. Hastings, Inferno (2012), p. 594.
[17]. M. Hastings, Inferno, pp. 586-587. Source cited: Milovan Djilas, Wartime (1980), p. 446.
[18]. Final German OKW armed forces communique, May 9, 1945.

Опубликовано с сокращением

Источник: German Soldiers of World War II: Why They Were the Best, and Why They Still Lost / by Mark Weber // Feb. 2018


1

Tags: Америка, Англия, ВМВ, Вермахт, Мифы, Третий Рейх, Фальсификации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →